Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

15. Звёзды над Эверестом. Ещё несколько слов

Вчера в воскресенье Эверест приютил у себя ещё четырёх мужчин – американца, австралийца, словака и индийца. Психоз, сродни наркотическому, продолжается.

Мне кажется, что если бы альпинисты мира прочитали мою предыдущую статью №14 и вняли тому, что там написано, то трагедии бы прекратились.

Посмотрите на фото, как пчёлы на мёд лезут. Мёд доминирования над ближним (более разумным и ответственным перед семьёй и обществом), мёд удовлетворённых амбиций.





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

13. Звёзды над Эверестом. Мои первые сомнения...

А потом мы группой, включая Владислава, ходили по Сумам. И вдруг, когда я остановил свой взгляд на его 13-летней дочке, у меня сжалось сердце: к кому теперь заберётся на колени маленькая Наташа, дочка оставшегося на Эвересте Василия Копытко, кто подставит плечо в этой жизни её маме и бабушке.

Первый вопрос, который в таких случаях приходит на ум: "Кто виноват?" Неужели, как писала одна украинская газета, виноват "сильный ветер, который практически разбросал альпинистов"? Даже у несведущего в альпинизме человека, внимательно прочитавшего рассказ М.Горбенко, сразу возник бы ряд вопросов. Например, почему не все участники штурмовой тройки имели трубку для радиосвязи? Кто установил эти «спортивные принципы» – совершать восхождение без применения кислорода? А если бы высшая точка планеты была на высоте, скажем, 10000 метров, тоже кто-то предлагал бы «не поступаться принципами»?

Однако не буду развивать эту тему - хорошо помню, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Пусть об этом спорят профессионалы.

В то же время, это не значит, что мы, альпинистские болельщики, должны только восхищаться и горевать. Ведь люди делятся не только на альпинистов и неальпинистов. Мы, между прочим, ещё чьи-то отцы, сыновья, мужья, братья... Оправданно ли жажду риска, жажду самоутверждения утолять, быть может, ценой детских слёз? А если да (?!), то как свести риск к минимуму?

А потом я долго не мог уснуть, и мне представлялись склоны высоких гор, на которых, то здесь, то там, в полном альпинистском обмундировании, застыли многие и многие десятки отчаянных мужчин и женщин, кому-то родных и близких... И среди них теперь - Вася Копытко, которого я никогда не знал. И нет никаких сил и возможностей доставить их к семейным склепам. И ещё я вспоминал Владимира Шатаева и Эдуарда Мысловского, других альпинистов, которых тоже не обошли трагедии и драмы. И ещё думал о предстоящем в ближайшие десятилетия освоении Луны с неизбежными катастрофами и навеки застывшими там жертвами...

А потом было солнечное утро, и все ночные кошмары рассеялись. И я знаю, что Сергей, Владислав, десятки и сотни альпинистов завтра снова пойдут на Эверест. Наверное, потому, что такова глубинная природа этих людей. Наверное, потому, что над Эверестом звёзды кажутся ближе.

Вот таковы были мои мысли в то далёкое уже время. Первые сомнения в благоразумии высотного альпинизма всё же подавлялись восхищением этими мужественными людьми. Так мы, наверное, были воспитаны в советскую эпоху – «Всё выше, и выше, и выше», «Через тернии (а также лишения, смерти) к звёздам» и т.д.

…А мой последний собеседник Владислав продолжал самоутверждаться – совершал всё новые и новые высотные восхождения, чтобы стать первым человеком в СНГ, покорившим все четырнадцать восьмитысячников.

И он таки, уже 50-летний, покорил их! Но с последнего, четырнадцатого, 18 мая 2004 года уже не вернулся, оставив вечно скорбящими жену, двух дочерей и внука.

Очень рекомендую читателям посмотреть этот 45-минутный фильм о Владиславе:





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

12. Звёзды над Эверестом. Беседа с Владиславом Терзыулом



Март 2000 года. Боль от той гималайской трагедии немного улеглась. Мне удалось встретиться с Владиславом Терзыулом - руководителем первой (и, увы, последней) тройки украинских альпинистов, поднявшихся таки в 1999 году на Эверест.

Владислав - прекрасный рассказчик. В простой куртке и старых хоженых вибрамах. От него как бы веет романтикой гор. Казалось, притронься к нему, и сам перенесёшься в заоблачные высоты. Попытаюсь узнать от него подробности той трагедии…



ТЕРЗЫУЛ Владислав Александрович, 46 лет, одессит, мастер спорта Украины международного класса, покорил семь гималайских и каракорумских восьмитысячников, что является на сегодняшний день рекордом для отечественных альпинистов. В составе первой украинской экспедиции в 1999 г. осуществил восхождение на Эверест по северо-восточному гребню. Директор одесской фирмы "Высотник".

Сумыградов: - Владислав, как Вы пришли в альпинизм?

Владислав Терзыул: - Я увлёкся альпинизмом в довольно солидном возрасте - 25 лет, когда понял, что такая форма самоутверждения, как борьба с высотой, наиболее соответствует моему характеру, моему физическому потенциалу. А до этого работал в геологических партиях.

Сумыградов: - А существует ли, на Ваш взгляд, в занятиях альпинизмом, этой сложной области романтических взаимоотношений между человеком и природой, какой-то особый привкус?

Владислав Терзыул: - Как в геологических экспедициях, так и в альпинизме меня привлекают сильные впечатления, сильные люди, с которыми работаю, тот внутренний климат, который складывается между нами. И всё это на фоне первозданной природы! Поэтому я не стал бы отрывать романтику горных восхождений от романтики некоторых других видов деятельности. Да в этом, кажется, и нет необходимости. Романтика - всюду, где кипит "живая" жизнь.

Сумыградов: - Чувствуете ли Вы отличие альпинизма нынешнего от альпинизма "советского"?

Владислав Терзыул: - Советский альпинизм 70-80-х годов и наш нынешний - это, как говорят у нас в Одессе, две большие разницы. Тогда в альпинизме было больше коллективистского начала. Сейчас же преобладает коммерческо-спортивный интерес. А это не то, что нас объединяет.

Вообще же, коммерциализация альпинизма, на мой взгляд, неизбежна. Спрос, как известно, рождает предложение. А спрос на высотный альпинизм сейчас только коммерческий.

Я не думаю, что в ближайшее время в нашей стране массовый альпинизм будет востребован, как пласт физической и духовной культуры, хотя какой-то интерес к нему всё же имеется. И чем больше молодёжи будет одухотворено романтикой, в том числе и романтикой альпинизма, тем насыщенней и интересней будет вся наша жизнь. [Никто тогда и подумать не мог, что пройдёт сравнительно немного времени, и значительная часть молодёжи действительно вдохновится романтикой. Романтикой национализма. - СГ]

Сумыградов: - А каковы, с Вашей точки зрения, так сказать, ментальные отличия западных альпинистов от наших альпинистов старшего поколения?

Владислав Терзыул: - Западные альпинисты отличаются от наших тем, что для них, как правило, представляет интерес только выполнение конкретной задачи. Шаг в сторону - это им не интересно. Что делается за пределами их связки, перильной верёвки - тоже не интересно.

Советская же школа альпинизма, заложенная ещё в З0-е годы, и вообще советское воспитание, а может быть и славянский менталитет, создали иную, более гуманную философию альпинизма. Как бы то ни было, но наши восходители на тропе, на маршруте не обособлены друг от друга, имеют как бы более тесную духовную взаимосвязь.

Сумыградов: - Позвольте откровенный вопрос, который я не могу не задать Вам. Видите ли Вы чью-то конкретную вину - Вашу или Ваших товарищей – в той трагедии, которая произошла на исходе дня 8 мая прошлого года при спуске вашей штурмовой тройки с Эвереста?

Владислав Терзыул: - Там была очень сложная ситуация, хотя нельзя сказать, что она была нестандартной. На исходе светового дня погода стала портиться. Нельзя было при спуске пропустить те перила, которые с гребня вертикально уходили к штурмовому лагерю. Иначе нам всем грозила бы холодная ночёвка.

Чувствуя себя лучше, я навешивал впереди перила, чтобы облегчить спуск заболевшего Горбача. Связь между нами, как визуальная, так и взмахами, знаками, которые мы давали друг другу, поддерживалась постоянно. Я снизу наблюдал за ребятами, когда они были на первой ступени. Ребята спускались компактно. После Горбач говорил, что он перед глазами ничего не видел. Я об этом не знал. Василий шёл рядом с Володей в пяти метрах. Затем он отошёл в сторону: там у нас заброска была. Увы, какая-то нелепость, наверное, и сыграла свою роковую роль...

А потом мы группой, включая Владислава, ходили по Сумам. И вдруг, когда я остановил свой взгляд на его 13-летней дочке,…



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

10. Звёзды над Эверестом. Катастрофа

И вот через два месяца после нашей беседы с Сергеем Бершовым (http://sumy-grad.livejournal.com/582814.html) в мае 1999 года началась долгожданная экспедиция – первое чисто украинское восхождение на высшую точку планеты...

...Прошёл с той поры год. Видит Бог, как не хотел я после того, что произошло в горах, писать об альпинизме. Чувствовал какое-то внутреннее противодействие, сродни тому, что бывает при утреннем сборе на похороны давнего друга: "ну, иди" - "рано ещё" - "ну, иди же" - "сейчас пойду". Но перед глазами фотографии Василия, которого я никогда не знал, слёзы его матери Нели Ивановны: "Я никогда не устану его ждать... Я буду ждать его всегда, до конца дней своих...", "...он очень долго мечтал об Эвересте, чтобы вот так просто покинуть его".

В который раз перечитывая рассказ Мстислава Горбенко, вновь и вновь пропуская через себя события майских дней 99-го, постоянно, как в той потрясающей песне "Алексей, Алёшенька, сынок...", ловлю себя на мысли, что вот сейчас Леонтьев и Ковалёв наткнутся, наконец, на полуживого Василия, что друзья, за пределами своих физических и моральных сил, тоже спустят его, как и обмороженного Горбача, со склонов громадной горы в базовый лагерь.

...Нет, писать об альпинизме я буду. И размышлять тоже.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

4. Звёзды над Эверестом. Беседа с Эдуардом Мысловским



Следующая беседа (тоже в конце 90-х) состоялась у меня с Эдуардом Мысловским, которому в мае, также, как и В.Шатаеву, исполнится 80 лет! Наверное, мало кто из молодых читателей знает этого выдающегося советского и российского альпиниста. Сейчас у молодёжи, увы, другие герои, другие кумиры.

Просвещаю:



Заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, дважды "Снежный барс". В 1982 г. он вместе с В.Балыбердиным стали первыми советскими альпинистами, поднявшимися на Эверест. В 1989 г. был руководителем уникального траверса Канченджанги (8568 м). Кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, до недавнего времени профессор кафедры «Проектирование и технология производства электронной аппаратуры» в Бауманском высшем техническом университете, президент Евро-Азиатской ассоциации альпинизма и скалолазания.

Сумыградов: - Эдуард Викентьевич, Вы романтик? 

Эдуард Мысловский: - Наверное, у меня такой возраст, что романтические порывы иссякают, тем более, что в жизни страны произошли такие большие изменения, что на первый план выходят вопросы сохранения жизни (смеётся). Хотя без романтики жизнь сера, скучна и однообразна... А романтику я вижу в открытии для себя новых мест, новых интересных людей.

Сумыградов: - А если спуститься с романтических небес на грешную землю, то какой контингент альпинистов выезжает сейчас на высокие горы?

Эдуард Мысловский: - Зачастую те, кто имеет материальные средства для этого. Кроме того, такие люди часто не обременены семьёй и поэтому свободно идут на поиск приключений. У меня в семье, например, альпинизм никогда не приветствовался и воспринимался болезненно. Поэтому оторвать сейчас средства от семьи и кинуться просто так в какое-то головоломное путешествие, чтобы удовлетворить свои личные амбиции, мне, честно говоря, совесть не позволяет.

Сумыградов: - А как Вы относитесь к весьма заметной в последние десятилетия смене как бы моральных устоев у альпинистов, когда на место взаимопомощи, взаимовыручки всё чаще приходит соперничество, желание индивидуально самоутвердиться, исчезает командный дух?

Эдуард Мысловский: - Это сложный вопрос. Что касается личного успеха. то дух соперничества, стремление к первенству заложены в самой человеческой натуре. Это, наверное, двигатель в делах, что проявляется уже в детских играх.

Альпинизм - коллективный вид спорта. В одиночку труднее достичь вершины, чем в коллективе. И наше восхождение в 1982 году на Эверест - это было коллективным достижением, где важное место занимала мысль о престиже страны, чести флага. На последних метрах я думал, что главное - это уже не спуститься, а подняться на вершину. Я был тогда в лидерах советского альпинизма и понимал, что если мы не достигнем вершины, то больше таких экспедиций не будет, и мы "обрубим" дорогу в Гималаи другим нашим альпинистам.

Когда идёт отбор альпинистов в экспедицию, то из многих желающих выигрывают лидеры из разных городов, регионов. И в результате получается команда, состоящая из лидеров, у каждого из которых свой характер, своё видение альпинизма. Чтобы такой коллектив существовал, в команде должна быть создана соответствующая психологическая обстановка, где каждый бы подавил своё "Я" ради достижения общей цели.

Но всё равно соперничество, некоторая напряжённость между группами из разных городов остаются. Положение усугубляется ещё и тем, что взаимоотношения между альпинистами имеют и материальную подоплеку. Коль заплачены деньги, то люди хотят получить то, за что они заплатили. В такой обстановке не исключено, к сожалению, расталкивание друг друга локтями.

Вот так грустно закончилась наша беседа.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!