sumy_grad (sumy_grad) wrote,
sumy_grad
sumy_grad

Смертная казнь: за и против

Сделал в среду попытку познакомиться с сумскими активистами, пообщаться, подискутировать. Договорился насчёт предоставления зала. Разместил приглашение на фейсбуке, где у меня до 600 сумских френдов. Повесил бумажное объявление. Кроме того, организаторы мероприятия послали приглашения местным журналистам на все наши информационные сайты и в газеты.

Тему для дискуссии выбрал очень острую: "Смертная казнь: за и против". Целый день готовил своё выступление.

Рассчитывал на аудиторию хотя бы в 5-7 человек. Не пришёл НИ ОДИН.

Чтобы не пропадать добру, помещаю аргументы "за", которые опубликовал близкий мне человек, профессор, доктор философских наук В.Н.Сагатовский, с которым мы близко познакомились на одном конгрессе. Жили в одном номере, вместе сидели в зале заседаний. согласованно выступали, вместе гуляли вечерами по красивым окрестностям того города, где проходил этот самый конгресс, сидели за одним столиком в ресторане, спорили (в том числе, и по проблеме смертной казни) и т.д.

Ну, а сам этот интерактив я посвятил его памяти. Памяти уважаемого, близкого мне по духу философа, основоположника одного из современных философских направлений.

В.Н.Сагатовский, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (Санкт-Петербург).

"Нет смысла полемизировать с теми сторонниками отмены смертной казни, которые исходят из чисто эмоциональной оценки («Это жестоко, негуманно, а я, конечно же, гуманист») или конъюнктурно-политиканских соображений («Надо идти в ногу с Европой»). Попробуем рассмотреть конкретные аргументы и попытаемся опровергнуть их, исходя из определенных философских представлений о бытии и природе человека.

1. В практике судопроизводства встречается немало ошибочных приговоров; смертный приговор тоже может оказаться ошибочным.

– В медицинской практике операции иногда имеют смертельный исход. Будете ли вы на этом основании их запрещать? Жизнь по природе своей не может дать абсолютные гарантии happy end, драматизм и трагизм некоторых её ситуаций в принципе неизбежен. Надо стремиться свести ошибки к минимуму. Но нелепо из-за их возможности в принципе отказываться от рискованных действий. Вопрос надо ставить по существу: можно ли вообще отнять жизнь у человека, нарушить его неотъемлемое право на жизнь?

Отрицательный ответ на этот вопрос может оказаться ошибочным, если мы не уточним, что мы понимаем под человеком. Здесь мы наталкиваемся на очень непростую проблему о грани, за которой человек перестает быть человеком и теряет человеческие права. Принадлежность к биологическому виду Homo sapiens ещё не дает гарантий нормального поведения, поскольку в человеке кроме природной есть ещё социальная и духовная стороны его существования. Если существо вполне человеческой природной внешности сознательно полагает, что оно имеет право отнять жизнь у другого человека ради своей выгоды, удовлетворения садистских наклонностей или на основе убежденности в своем превосходстве (по расовой, религиозной, классовой или индивидуальной принадлежности к якобы «избранным»), то не перешло ли оно грань, за которой оно теряет и право на собственную жизнь? Является ли убежденный террорист или педофил-убийца человеком в полном смысле этого слова? Нет, по своему социальному значению и духовной направленности (служение злу как патология духовности) он скорее «античеловек», хотя и считает себя «сверхчеловеком».

2. Но ведь и такой преступник остается существом сознательным, что отличает его от, скажем, бешеной собаки. И, следовательно, в принципе может исправиться. Так не жестоко ли лишать его этого шанса?

- Да, такая возможность хотя и минимальна, но в принципе все же есть. Но, во-первых, она мала потому, что, к сожалению, рационалистические утопии относительно роли нашего сознания (понял, что плохо, и стал хорошим) не учитывают, что можно все прекрасно понимать, но вести себя в соответствии с внутренними установками, которые лежат глубже сознательного слоя и оказываются сильнее его. Так что шансов на исправление таких преступников, я думаю, даже меньше, чем шансов на побег.
Во-вторых, и это главное, не та сейчас ситуация в обществе, чтобы ради призрачной возможности исправления рисковать здоровьем и жизнью нормальных людей. Опасные преступники, чувствуя себя безнаказанными, распоясываются все больше и больше. Ведь и в местах лишения свободы они чувствуют себя куда вольготнее обычного оступившегося человека и продолжают издеваться над более слабыми и менее наглыми. Да ещё и надеются на досрочное освобождение, чтобы выйти на свободу и приняться за старое.

3. Но разве пожизненное заключение не страшнее мгновенной смерти?

– Сомневаюсь: все же они живут, дышат, едят, спят, может быть, даже упиваются воспоминаниями. И потом, почему они должны содержаться за наш счет, кто-то вынужден обеспечивать им крышу над головой, стирать белье, готовить пищу и, наконец, созерцать их гнусные физиономии? А их жертвы мертвы.

4. Так вы призываете к мести?

– Речь идет не о мести, но о санации. Ведь существо, сознательно идущее на уничтожение невинных людей и надругательство над ними куда хуже и опаснее самого бешеного зверя. Оно само выводит себя за рамки человеческих отношений и должно быть устранено из жизни. Почему мы признаем законность убийства агрессора на войне, хотя жертвой может оказаться и вполне приличный, но насильно мобилизованный человек? Да потому, что у нас нет иного выхода: или «гуманно» позволить поработить и убить себя, либо давать отпор, зная, что не обойтись без ошибок и невинных жертв. В ходе спецоперации террориста можно уничтожить и даже получить за это награду. А если он попал в плен, то уже казнить его нельзя – ну не нелепо ли?! «Не убий» сам, но если убивают тебя и твоих близких, то ты имеешь право на самооборону вплоть (в зависимости от обстоятельств) до уничтожения нападающего. Терроризм и надругательство над детьми – это как раз такие случаи.

5. Но говорят, что смертная казнь не влияет на уменьшение преступности?

– Во-первых, это весьма сомнительное утверждение. Преступники, конечно, воспроизводятся, и вряд ли общество когда-нибудь полностью избавится от них. Но можно ли сомневаться, что, зная о неотвратимости страшного для них наказания, многие призадумаются прежде чем пойти на поводу своих преступных желаний? А если уж они и на это не способны, то пусть и получают то, что заслужили.

Люди, которые служат добру и созиданию, имеют право на «сопротивление злу силой» (название одной из книг русского философа И.Ильина)! Признавая принцип «благоговения перед жизнью», сформулированный А.Швейцером, когда речь идет о жизни в целом, мы, тем не менее, уничтожаем возбудителей чумы и холеры. Тем более это разумно и справедливо по отношению к тем, кто сознательно делает выбор в пользу античеловеческого и антижизненного зла и пользуется наработанными человеком техническими средствами, не обладая человеческими культурными ценностями и нравственными качествами".


Как знают читатели, у меня противоположная точка зрения. Свои аргументы «против» я приведу как-нибудь в другой раз.
Tags: размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments