sumy_grad (sumy_grad) wrote,
sumy_grad
sumy_grad

У нас теперь не «мусора», не «менты»! У нас теперь копы!



Почему-то никто из публицистов, блогеров не обратил внимание, что из украинского лексикона исчезли слова «мусора», «менты». После замены милиции на полицию украинские журналисты (по крайней мере, сумские - поголовно) с любовью называют наших полицейских парней и девчонок, наших доблестных «аваковцев» и «аваковок» не иначе как КОПАМИ.

Что такое "коп"? Коп (Сор - по-американски) - популярное в США прозвище сотрудника полиции (аналог русского «мент»).

Но если на нашей бывшей большой территории слово «мент», также, как и слово «мусор», пришедшее из бандитско-воровского жаргона, имело пренебрежительный, оскорбительный, уничижительный окрас, то у наших старших братьев англосаксов – оно, как я понимаю, всего лишь данное их народом прозвище.

То есть я хочу почеркнуть, что и по этому признаку Украина всё ближе и ближе к Европе. И даже не к Европе, а к самой Америке!

Отсюда делаем логический вывод: если Россия тоже хочет пойти вслед за нами в западном направлении, то вот вам дружеский совет: срочно озаботьтесь у себя коп-ированием нашей, а значит, «коп-изацией» вашей правоохранительной системы.

Для справки.

Почему советские уголовники называли милиционеров «мусорами»? Из-за своей популярности уже несколько десятилетий назад оно вошло и в лексикон законопослушных граждан, никакого отношения не имеющих к преступному миру, тюрьме или воровским «понятиям».

«Мусором» милиционера могут называть только за глаза, поскольку сейчас это жаргонное словечко является прямым оскорблением представителя закона. Российская версия происхождения слова Слово «мусор», использующееся как пренебрежительное наименование милиционера, не всегда было оскорблением. Оно возникло еще в дореволюционной России и являлось всего лишь аббревиатурой сыскной полиции Москвы: Московский Уголовный Сыск — МУС. Полицейские даже представлялись «МУСор Иванов» или «МУСор Сидоров». Ничего оскорбительного в этих словах не было. Сыскное отделение в Москве существовало с 1866-го вплоть до самой революции. Служащие этого учреждения занимались поиском пропавших, раскрытием убийств, похищений и других уголовных преступлений.

После 1917-го МУС был расформирован. Его место заняла новая организация — Московский Уголовный Розыск. Более известна аббревиатура этого названия — МУР. Несмотря на смену наименований и личного состава на слуху у граждан все еще оставались слова «МУС» и «МУСор».

Во время разгула преступности в постреволюционный период слово «мусор» стало означать ищейку, подлого человека, способного пойти на любую низость, чтобы выслужиться перед начальством и получить повышение по службе. Закреплению этого значения сильно поспособствовала полная фонетическая идентичность со словом «мусор», которое используется для обозначения бытовых отходов, грязи, сора.

Блатная феня — родом из Одессы Исследователи русского языка давно установили, что огромный пласт жаргонной лексики сформировался в среде мошенников и воров еврейского происхождения из Одессы. Именно в этом городе России (а позднее и Советского Союза) существовали многочисленные преступные группировки. Вполне естественно, что все эти люди часто употребляли в своей обычной разговорной речи много слов из родного языка. Со временем все эти колоритные словечки так прижились, что легли в основу воровского жаргона, или «блатной фени». Такие слова, как «фраер», «шмон», «ништяк» и «бугор», происходят из идиша и иврита. То же самое касается и понятия «мусор». Оно образовано от древнееврейского слова «мосер», или «мосэр» (muser). Последнее буквально означало доносчика, человека, который кляузничал властям на своих соседей и знакомых. Поскольку в российской полиции, а затем и милиции часто пользовались услугами доносчиков (стукачей), то и слово muser быстро стало соотноситься именно с этой средой и самими представителями власти.

Еще одним оскорбительным наименованием представителя милиции стало слово «мент». Оно является синонимом слова «мусор», но происходит из польского языка. В Польше тюремные надзиратели носили специальные плотные плащ-палатки, которые назывались «ментиками». Постепенно это слово стало применяться к самим людям, их носившим, и было позаимствовано русской воровской средой. Тюремный сленг исключительно обширен. Он включает много уничижительных наименований представителей власти в погонах, которых любой преступник считал (и считает до сих пор) своими главными врагами. «Менты» и «мусора» — лишь самые известные из них. За многие десятилетия некой романтизации преступного мира эти слова прочно вошли в лексикон основной части населения многомиллионной советской страны.


Добавлю от себя, что это ещё одна загадка советского менталитета: почему, несмотря на широкую "позитивизацию" милицейской профессии в литературе, кинематографе, в многомиллионной среде вполне добропорядочных советских граждан, было столь популярны в отношении людей такой нужной, опасной профессии негативные, воровские названия... Романтика воровской жизни забила собой романтику строительства самого прогрессивного общества, романтику воспитания "нового человека"? Почему?
Tags: размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments