November 24th, 2021

Проснулся и задумался

Добрался домой уже в темноте и, слава Богу, без приключений. Причем на последних каплях самогона. (Добавлю ко вчерашнему рассказу, что мой старый моторный велик, еще советский, который звали тогда соседские мальчишки «драндулетом», может после некоторой переделки работать не только на дорогом бензине, но и на привычном добром самогоне.)

И вот, проснувшись, воскрешая в памяти вчерашний, так насыщенно прожитый день, в который успел еще заехать на обратном пути в знаменитый Софрониевский монастырь (Софрониево-Молченскую Печерскую пустынь Рождества Пресвятой Богородицы), насчитывающий чуть ли не тысячу лет со времени создания, то бишь берущий начало чуть ли не в эпоху крещения Руси, почувствовал какую-то ноющую боль в душе, какую-то как бы воспалённую, гнойную, саднящую занозу. Стал перебирать в памяти несравненной красоты виды природы на этом дальнем отроге Среднерусской возвышенности, на этом высоком берегу Сейма, и вдруг всё явственнее стала проявляться в сознании, как на фотоплёнке, причина этой боли - эта проклятая политика, вторгшаяся и природную, Богом созданную земную природную красоту и материализованная в виде этой круглявой проволочной «стены» (см.фото), протянувшейся на многие сотни километров и разделившей жителей соседних сел, а иногда даже и жителей одного села по разные стороны улицы, учившихся когда-то в одной школе, посещавших одну церковь, одну библиотеку, один дом культуры. Многие из них, наверное, давно и переженились…

Захотелось плакать. Но не от гнева на всю ту многотысячную свору известных чужеземных мерзавцев, подбивших миллионы простых людей нашего народа на такое грехопадение, учинивших нам такое великое горе, рассоривших миллионы бывших соотечественников. Они, все эти, условно говоря, «уберменши», так воспитаны во многие века и что с них возьмёшь. А захотелось плакать от бессилия вправить вывернутые наизнанку, покалеченные ими мозги миллионов наших людей, сошедших с ума, забывших Бога и его шестую заповедь «Не убий».

Ведь никогда уже убиенные не испытают восхищение от таких красот, особенно, мне кажется, ночью, под звездным небом да под полной луной, освещающей своим бледным, таинственным светом все эти великолепные холмы да луга, все эти бескрайние дали. А как обворожительны те же луга, окутанные тумана седой пеленой! Даже стих вспомнил –

Туман стекает молоком
И красит белым цветом воздух.
Он дышит легким холодком
И растворяет леса отзвук.

И встали перед глазами фотографии сотен «аллей героев» во всех, наверное, украинских городах, фотографии и ролики тысяч траурных процессий, одинокие, во всех областях Украины, могилы запечатленных на фотографиях в пятнистой форме молодых и немолодых мужчин и женщин, фотографии выбитых снарядами из своей юной жизни сотен маленьких и больших детей, иногда вместе со своими молодыми папами и мамами...

Конечно, ко всему можно привыкнуть. В том числе и к этому проволочному забору.

Ведь «Ко всему-то подлец-человек привыкает!», – сказал Ф.М. Достоевский в своём «Преступлении и наказании». А современный писатель Андрей Васильев в «Чужой силе» написал и более развернуто: «Человек - такая тварь, он ко всему привыкает. Сначала все новое в диковинку, потом раздражает, потом привыкаешь, а потом происходящее становится частью существования».

Короче говоря, раздумал я покупать «хатынку» в этом божественном месте, пока оно будет так уродоваться этой круглявой проволокой. Пока не появится молодой смелый лидер-психотерапевт, который… ну, сами понимаете.

Пройдет несколько дней, успокоюсь и снова куда-нибудь отправлюсь по родной Сумщине. И неужели снова в одиночку? :-)