January 17th, 2021

Как нам относиться к военных играм и игрушкам? (продолжение 2)

Но вот, с другой стороны, среди некоторой части психологов и родителей бытует мнение, что в этих войнушках, в этой «стрельбе» друг в друга есть сюжет, есть подражание известным героям, радость, яркие эмоции. Такие действия развивают внимание, мышление, умение концентрироваться, силу воли. Плюс патриотическое воспитание, смелость духа, воля к победе, героизм, формирование мужского кодекса чести, желание защитить слабого человека. Плюс трата накопившейся энергии, которая благодаря таким играм не выливается в агрессивное поведение.

Да и если ребёнок просто играет сам с собой, стреляет… - натягивается тетива, и стрела летит в круг на стене! То же самое и стрельба в тире. Ура, тренируется глазомер, меткость, рождается спортивный азарт. Или тот же меч, который помогает ребенку чувствовать себя воином, защитником!

Называется также воспитание в ребятах командного духа, умения работать в группе, слушать другого человека, выполнять поручения, организовывать других, отдавать команды, брать на себя ответственность, разрабатывать план действий. В создавшемся отряде выбирается командир, который организует, даёт задания, отвечает за группу. Участники учатся починяться, слушаться командира, выполнять приказы, вырабатывать планы действия, развивая логическое мышление.

Что только не перечисляется защитниками детского «милитаризма»!

Для такой части психологов, придерживающихся мнения о полезности (или, по меньше мере, невредности) этих войнушек, упоминавшийся «Всемирный день уничтожения военной игрушки», имеющий, как говорил выше, международный статус, - «один из весьма неоднозначных дней».
Вот так рассуждают наши оппоненты, мешающие нам прививать юным поколениям неприятие смертоубийств.

Часть их аргументов представляются бредовыми. Например, о каком воспитании чувства патриотизма в этих войнушках может идти речь? Да и само слово «патриотизм» в последние годы, мне кажется, теряет свою однозначную «положительность». По крайней мере, в Украине.

А как мы можем им возразить на разумные вроде бы аргументы? Пожалуйста! Внимание!

Все эти качества, все эти плюсы командного духа ребенок может развить, совсем не играя в смертоубийственные игры. Научиться защищаться можно, не имитируя убийство! Для этого есть множество видов спорта. Да и уличных игр, аналогичным «войнушкам», где и энергия тратится, и азарт проявляется, и ловкость развивается, и прочее – немало.

Помню, играли мы в детстве в «латки», где бегали друг за другом. Играли в «жмурки», где прятались друг от друга. Играли на улице в «городки», где воспитывалась меткость броска биты. Играли, извините, в «чекана», в «стенку», где также вырабатывалась меткость и точность (правда, это два не самых лучших занятия; в них шла игра на деньги. ).

Да, играли и мы в войнушку. Но то было время послевоенное. И тогда такая игра была способом пережить стресс, который испытали как родители – участники войны, так и сами дети, многие из которых остались без отцов.

Оправдано ли существование военных игр и игрушек нынче? Вопрос для нас риторический.

Чтобы смягчить в наших глазах своё приятие военных игр и игрушек, наши оппоненты делают вроде бы разумные оговорки.

Они пеняют на родителей, которые должны, дескать, контролировать процесс игры, следить за поведением в ней детей и даже самим в них участвовать вместе с детьми, не разрешать целиться друг в друга. Должны
контролировать, какие программы смотрит их ребенок.

Они считают, что если в семье благоприятная атмосфера, не принято в ней рукоприкладствовать, драться, то вероятность того, что играющий в войнушку ребенок сам будет проявлять потом в жизни агрессию, низкая.

Они считают, что важно правильно подобрать игрушку, учитывая темперамент сына, особенности его психики.

Они, идя якобы нам на уступки, высчитывают чуть ли не безопасный процент милитари-игрушек среди других игрушек, который, якобы, не должен превышать одну треть.

Они, также как бы соглашаясь с нами, признают неприемлемым именно высокую степень схожести тех же игрушек-автоматов с реальными автоматами. Хотя мы вообще отрицаем эти игрушки.

Все эти аргументы тоже представляются нам крайне слабыми. Это всё из области «если б да абы». Вы знаете случаи, когда кто-то на государственном уровне выдвинул идею прекратить выпуск игрушек, сильно похожих на реальное оружие? Вы знаете случаи, когда привлекали к ответственности, например, родителей подростков и юношей-убийц?? То есть сбрасывать ответственность на родителей, многие из которых и по профессии, и по своему культурному уровню крайне далеки от педагогики - это просто глупо. В 60-годы, помню, учителям хоть вменялось в обязанность контактировать с родителями, ходить по домам, проверять, обучать родителей правильному поведению с ребёнком. А сейчас? Одни только пустые отсылки и пожелания, не закреплённые ни юридически, ни организационно. Или я ошибаюсь?

(Окончание следует)

Как нам относиться к военных играм и игрушкам? (окончание)

Резюме

Да, все мы помним пушкинские строки:

Есть упоение в бою…
Все, все, что гибелью грозит,
Для сердца смертного таит
Неизъяснимы наслажденья…

Это говорится о зрелых людях. А дети тем более не относятся к смерти так, как мы, взрослые. У них нет ещё осознания конечности бытия. «Воевать» многим из них действительно интересно.

Смешно считать, и это показывает сама жизнь, что если сын увлекается военными игрушками, то у него обязательно растабуируется греховность убийств. Ведь личность ребенка формируется под воздействием многих факторов.

От игр в войнушку, не отрицаем, есть и определённая польза (все мы в них играли в детстве).

И тем не менее…

Вспоминая «прогремевшие» на весь мир детские трагедии (в той же Америке, например), мы, наше Движение, выступаем категорически против всей этой субкультуры даже самого, казалось бы, безобидного игрового милитари-поведения юных поколений.

Нужно ведь всячески уменьшать вероятность того, чтобы ребенок запечатлел в памяти чувств образ волчьего поведения, запечатлел чуждые нравственной природе человека сцены и образ жизни.
Игрушки военной тематики наносят больше вреда психике ребенка, чем пользы. В сочетании с другими факторами, психика ребенка может быть безвозвратно нарушена. Пользу, которую приносят такие игры, можно получить в других сферах деятельности. И не платить за нее такую дорогую цену.

В принципе, в нашей позиции нет ничего нового. Ещё во времена императрицы Елизаветы Петровны издавались специальные постановления по сбережению детей от соприкосновения их с порочными сценами и образами. Так, в «Собрании учреждений и предписаний касательно воспитания в России», изданном в Санкт-Петербурге в 1780 году, четко указывалось: «удалять от слуха и зрения все то, что хотя тень порока имеет».

Конечно, тут же могут спросить и обязательно спросят, причём вполне справедливо: «Вокруг много врагов. Ненависть между народами нарастает в последнее время с каждым днём. Разумно ли в такое предвоенное (не исключено) время психологически «разоружать» юные поколения?»

Отвечаем:

1. Движение наше Международное. Конечно, оно, весьма желательно, должно распространяться «параллельно» по ведущим странам мира.

2. Народы нынче порабощаются другими народами по большому счёту не с помощью «огня и металла», как раньше (то есть не с помощью «материи» - луков, стрел, мечей, копий, винтовок, пушек, танков, ракет – всего того, что присуще детскому военноигровому «джентльменскому набору»), а специально разработанными технологиями «перелицовки» их сознания! То есть классические войны отмирают, на авансцену давно уже вышли войны информационно-психологические. (Конечно, есть исключения, особенно в борьбе с террористами.) А что касается разрешения всяческих бытовых, гражданских, территориальных конфликтов, то «огонь и металл» применяются в них ныне только глупыми людьми с растабуированным на убийства воспитанием, в чём определённую роль наверняка играли и всякие детские мечи, автоматы и пистолеты.

3. Непонятно, почему и зачем вообще в наших странах, явивших миру в ХХ веке самый гуманистический проект мироустройства, до сих пор существует во дворах и на экранах эта субкультура игр, имитирующих смертоубийства. Не лучше ли отваживать детей, подростков от военных игр и поощрять распространение игр развивающих, созидательных – всяких «Конструкторов», например?

4. И в то же время! И в то же время мы понимаем, что не всё так просто. В каждой стране должна быть армия, внутренние войска, должны быть люди, которые психологически готовы применять обычное оружие – как «горячее», так и холодное. И такие люди, если поступать по уму, должны готовиться не спонтанно – не на улице да во дворах… Их надо готовить целенаправленно - в специальных военных лицеях, училищах (тех же «суворовских»), где наставники, прежде чем дать потом молодому бойцу в руки оружие, его долго обучают премудростям военного дела, множеству специальностей. И, главное, не снимают в его сознании табу на умышленные смертоубийства! Вы много знаете случаев, когда выпускники военных лицеев, училищ становились бытовыми убийцами, которых только в Украине за последние 28 лет насчитывается намного больше ста тысяч!?

Первоочередные задачи нашего Движения

Движение ставит перед собой в ближайшее время следующие задачи:..........

(Здесь я заканчиваю повествование. Задачи поставлены, но кому они из моих уважаемых читателей интересны! Все ЗАТОЧЕНЫ НА КРИТИКУЮ, НА ОПРОВЕРЖЕНИЕ.)